Холодное и огнестрельное оружие

Драгунов Евгений Фёдорович (1920-1991)

Драгунов Евгений Фёдорович

Родился Евгений Федорович Драгунов родился 20 февраля 1920 года в г. Ижевске, в семье потомственных оружейников. Еще его дед работал на Ижевском заводе мастером.

По семейной традиции Евгений закончил Ижевский Индустриальный техникум и пошел в техники по обработке металлов резанием все на том же оружейном заводе. Свой первый проект он посвятил технологии доработки штыка к винтовке Мосина. Дело справил грамотно и нестандартно. Был у паренька цепкий ум и умение в оружии видеть то, что не каждому дано. Тут бы и пошел он в гору, но жизнь распорядилась иначе - в 1939 году призвали его в Армию, и направился солдат Евгений Драгунов служить в полковую ремонтную мастерскую. За годы войны Евгений был повышен по службе до звания старшего оружейника. Через его руки прошли тысячи боевых образцов: советские, германские, итальянские, американские, английские - и все-то он примечал, что-то выдумывал, пробовал привнести свое. А уж стрелок-то он был отменный. Сам случая не пропустит, чтобы поучаствовать в полковых соревнованиях. Наукой точной стрельбы овладел он не по чьей-то подсказке, а все постигал своим трудом и смекалкой. Закончилась война. Драгунов снова возвращается на родной завод. На этот раз его принимают в Отдел главного конструктора - заводу нужны были и опыт, и знания молодого конструктора. Однако Евгений чувствует, что для большого дела ему не хватает образования. Пошел учиться на заочное отделение института.

Между тем, ему поручается проведение усовершенствования механизма перезарядки снайперской винтовки Мосина М1891/30. Хороша была винтовка, и в боях показала она себя как очень надежная, с точным боем. Но вот перезаряжать ее было не совсем сноровисто. Патроны вставлялись в магазин по одному - мешал низко посаженный прицел. У солдата в бою уходило на эту процедуру много драгоценного времени. Вот и придумал Драгунов как облегчить эту задачу. Им был разработан кронштейн новой конструкции, позволявший перезарядку производить сразу обоймой. Говорят, винтовка Мосина стала для Драгунова своего рода любимым коньком. В конце 40-х и начале 50-х годов, на базе образца 1891 года Драгунов разрабатывает целую гамму спортивных винтовок. Не будет преувеличением, если сказать, что Драгунов является основателем целого направления в создании советских высокоточных винтовок. При его непосредственном участии были созданы 27 (!) образцов: МЦ-50, МЦВ-50, "Зенит", "Стрела", "Тайга", СМ, Биатлон-7-2 и другие, многие из которых не раз приносили нашим спортсменам золото на международных соревнованиях самого высокого разбора.

В 1958 году Драгунову поручается разработка новой полуавтоматической снайперской винтовки. Уже тогда, на годы вперед, советской военной наукой была сформулирована концепция боевой тактики снайперской войны: мобильная, с множественными объектами поражения, где требуется точный и скоростной прицельный огонь. В новых условиях снайпер уже не может работать по одиночной цели, длительное время выжидая ее в заданной точке. Появились новые задачи, которые ставили перед конструкторами жесткие требования. Кроме высокой кучности, винтовка должна обладать легкой, компактной конфигурацией, способной вести полуавтоматический огонь в любых боевых и климатических условиях: из укрытия, из кабины наземного и водного транспортного средства, из вертолета, в жару и мороз, в сушь и проливной дождь. Не каждому они оказались под силу. Уже тогда было ясно, что перед Драгуновым и его командой была поставлена задача создания не просто снайперской винтовки, но высокоточного стрелкового оружия оказания огневой поддержки на удаленных расстояниях. Для сравнения, если разработчики АК делали ставку на массированный автоматический огонь, то в данном случае требовалось оружие иного принципа применения в бою. На одну цель требовалось расходовать один патрон! Есть такая пословица у снайперов-профи, своеобразная формула оценки оптимальности работы: "One shot - one kill". Война есть война и у нее свои реалии. Кто более точен, у того больше шансов выжить и победить. О том, что это не праздная риторика, а требование, продиктованное самой философией боевых действий, свидетельствует такая статистика: во времена войны во Вьетнаме на одного убитого противника американский солдат тратил в среднем до 17.000 патронов. Вот вам и ответ, почему и кто проиграл эту войну.

Тогда же в 1958, Драгунов понимал, что для достижения столь жестких параметров ему придется искать компромисса путем минимизации допусков между подвижными деталями и сохранения относительно большой массы оружия с длинным стволом, с одной стороны. С другой стороны, допуски должны обеспечивать безотказность работы в сложных условиях: перепады температуры окружающей среды, повышенная влажность, запыленность и т.п. Что же касается повышения маневренности, винтовка, наоборот, должна быть короче и более легкой. Особо важной была оптимизация работы газового двигателя. Для безотказности цикла перезарядки давление газов сгорания порохов должна быть по возможности высокой, но для точности огня, наоборот, более низкой. Вот такие непростые проблемы были призваны решать Драгунов и его коллеги. Снайперскую самозарядную винтовку образца 1958 года Драгунов создает в том же году, когда был объявлен конкурс. Завидная трудоспособность!
Данный образец заметно отличается от привычного нам образца СВД. У ствольных накладок количество вентиляционных отверстий 3, а не 6. Приклад без регулируемой щеки. Ствол и дульное приспособление сильно смахивают на "акашные". Собственно, дульное приспособление отсутствует как таковое и представляет собой муфту на подобии АК47. Заднее прицельное устройство крепится на крышке ствольной коробки и имеет "классическую" компоновку, со скользящей тангентой и диоптрическим отверстием. Данный образец отличает неплохая кучность боя, но общая надежность и особенно живучесть механизмов оставляют желать лучшего.

В данном конкурсе, как известно, кроме Драгунова принимает участие и М.Т. Калашников. Им разработаны две модели, которые в значительной мере копируют своего предшественника - АКМ:
штампосварная коробка;
затворная рама интегрирована со штоком и поршнем;
поворотный затвор оснащен двумя боевыми упорами;
газовый механизм без регулятора;
прицельные приспособления - точная копия АКМ.

Образцы явно не "дотягивали" до показателей, предусмотренных условиями конкурса, и конструктор, и без того занятый разработкой нового пулемета РПК, отозвал свои образцы из конкурса.

Однако оставались еще два серьезных конкурента: Александр Константинов и Федор Баринов. Наиболее продолжительное сопротивление оказала команда Константинова. Его образец обладал довольно высокой вероятностью попадания, но зато существенно превосходил в технологичности производства и себестоимости. И вот тут-то сказалось личное мастерство Драгунова-стрелка. Постепенно он внедряет новый принцип независимого крепления ствольных накладок. Если накладки винтовок конкурентов имели типичное жесткое крепление к стволу, то Драгунов делает ствол свободно плавающим. Кроме всего, Драгуновская коробка изготавливается методом горячей ковки с последующей механической обработкой. Соединение ствола с коробкой у него более жесткое, что не может не улучшить параметры стрельбы. Затвор имеет три запирающих упора. Шток и поршень раздельные. Рама довольно короткая и так же не соединена жестко со штоком. Ствол изготавливается по технологии, отличной от штатного автомата. Цилиндрическая заготовка проходит глубокое сверление на специальных станках под высоким давлением масла. Длина сверла при этом довольно большая - примерно 1000 мм. После сверловки, канал проходит двойную развертку, т.е. более точное сверление в два цикла. После этого полученный канал подвергается "гладкой" электрополировке, т.е. от электрода по каналу идет разряд и шлифует поверхность. После этого деталь поступает на участок электроэрозии. Здесь она погружается в рабочую жидкость на основе керосина. Внутрь канала вводится инструмент с точной копией нарезки. Подавая ток, оператор задает такой режим, что от электроразряда поверхность канала ствола приобретает точную копию геометрии инструмента. Таким образом "лишний" металл как бы вымывается и образует нарезы. После этого деталь поступает на участок токарной обработки, где убирается "лишний" металл с внешней поверхности ствола. Ну и конечно же - термообработка ствола и хромирование канала и патронника.

В итоге, армейские спецы приняли верное решение и их выбор пал на СВД. В конце концов, эффективность оружия в бою определяет не столько ее производственная технологичность, сколько надежность и точность. В 1963 году СВД стала штатным оружием армейских снайперов. Наряду с СВД Драгунов создал мало кому известную, но весьма интересную по конструкции ТСВ-1 - тренировочную снайперскую винтовку под патрон 5,6 мм кольцевого воспламенения. Во многом она копирует СВД, и это понятно, ведь главная ее задача - служить оружием подготовки снайперов до того, как им доведется стрелять из настоящего боевого оружия. У ТСВ-1 привычный рамочный приклад, ствольные накладки с шестью вентиляционными отверстиями с каждой стороны. Коробка более лаконичная, короткая. Ствол укороченный. Принцип работы стреляющего агрегата основан на свободном откате. Штампосварной магазин вмещает 10 малокалиберных патронов. Затвор, детали УСМ, возвратного механизма встроены в крышку ствольной коробки.

С началом военных действий в Афганистане, среди военных пошел разговор о том, что СВД необходимо сделать еще более компактной, т.к. штатная винтовка плохо вписывалась в ограниченное пространство БМП. Драгунов осторожничал. Опыт подсказывал, что складной приклад может негативно повлиять на кучность боя. Тут требовался взвешенный и четко проверенный подход. В качестве решения проблемы, он прелагает укоротить ствол и пламегаситель, однако сам понимает, что выигрыш тут не велик.

Одновременно, был проверен вариант СВД с возможностью автоматического огня. Легкая, СВД с таким мощным патроном при автоматической стрельбе давала большой импульс отдачи. Стрелка буквально откатывало назад вместе с винтовкой. Эту идею пришлось оставить. Отошедший от активной конструкторской работы, Драгунов уже не смог довести проект по складной модификации. Эту работу завершил коллектив во главе с Азарием Ивановичем Нестеровым - опытнейшим конструктором, проработавшим к тому времени в ВПК около 40 лет. Сперва появились два рабочих варианта СВДС - снайперской винтовки Драгунова, складной. Один из них, со стволом 620 мм, получил индекс СВДС-А, т.е. "армейский". Другой со стволом, укороченным до 590 мм, назывался СВДС-Д - "десантный". Комиссия приняла решение оставить только десантный вариант с названием СВДС.
СВД в своей обычной конфигурации в последствии также претерпела некоторые изменения. Появился пластмассовый нескладной приклад с пластмассовыми накладками. Драгунов навсегда остался в памяти своих коллег и друзей как человек высокого чувства долга. Как гуру, он щедро передавал свои знания, свой опыт молодым инженерам. И уж кто-кто, а он то в первую очередь заслуживает звания Учителя. Многие из них сегодня сами - первоклассные специалисты, но и по сей день отзываются о Драгунове, как о своем духовном наставнике. Умер Евгений Федорович 4 августа 1991 года.


Пожалуйста, оцените эту статью. Ваше мнение очень важно для нас (1 - очень плохо, 5 - отлично)
                   
Copyright © Ян Середа, 2000-2011.
Site powered by IndigoCMS 1.6
Страница сгенерирована за 0.011 сек.